Нэфис забрал 2,5 млрд рублей из ТФБ накануне краха банка

    Вопросы те же. Как компания могла провести все эти операции, когда предприниматели жаловались не только на непроведение платежей, но и на невозможность погашения своих кредитов со своих же счетов в «Татфонде»? Почему при этом погашение кредита, тем более тремя траншами, АСВ считает недействительным? Возможно, погашение было досрочным и в той ситуации серьезно ударило и по нормативам банка, и по уровню его ликвидности. Ведь деньги со счетов МЭЗа банк мог пустить на те же выплаты вкладчикам, чтобы потом перекрыть другими ресурсами.

    Обращают на себя внимание опять же даты погашений. 6 декабря — накануне «слива» информации о предстоящей санации, 67 декабря — накануне большого совещания в ЦБ относительно судьбы «Татфонда», 69 декабря — накануне введения моратория на проведение платежей и введения временной администрации.

    И здесь возникает два вопроса. Первый — почему, собственно, АСВ считает перевод средств компанией со счета в ТФБ на счет в другой банк недействительным? В сухом пресс-релизе ответа на этот вопрос нет, а оперативно пояснить позицию в агентстве не смогли. Второй — каким образом «Нэфису» удалось вывести огромную сумму в 6 млрд рублей из банка, который не проводил даже скромные платежи предпринимателей? В «Нэфисе» ситуацию к моменту публикации прокомментировать также не смогли.

    Напомним, после краха «Татфонда» у ГК «Нэфис» с его новой временной администрацией, а ныне конкурсным управляющим в лице АСВ складываются непростые отношения. В феврале этого года в Арбитражный суд поступили сразу два гражданских иска от предприятий группы в отношении «Татфондбанка». Один — от АО «Нэфис Косметикс», другой — от АО «Казанский МЭЗ».

    АСВ, выполняющее функции конкурсного управляющего «Татфондбанка», обнаружило, что ГК «Нэфис» и дружественные к ней компании в разгар кризиса «Татфондбанка» сумели не только спасти часть своих денег, но и при этом нанести серьезный удар по ликвидности банка. Речь идет о выводе 6 млрд рублей со счета, погашении кредита в 6,95 млрд рублей со счета и загадочной купле-продаже акций. Все сделки и операции прошли со 7 по 69 декабря, накануне введения моратория, когда большинство клиентов-юрлиц жаловалось на непроведение платежей банком. Заявление АСВ прозвучало на фоне продолжающейся тяжбы ГК «Нэфис» за залоги по кредитам, выданным холдингу «Татфондбанком».

    ООО «Завод по производству синтетических моющих средств» в свою очередь, судя по всему, имеет отношение к ГК «Нэфис». Юридический адрес компании совпадает с адресом головного офиса ГК «Нэфис»: город Казань, ул. Тукая, 657. Директором и единственным официальным владельцем является Юрий Владимирович Ляшенко, который был некогда акционером АО «Нэфис Косметикс», а также был замечен в других проектах ГК «Нэфис».

    В феврале ООО «Завод по производству СМС» подал иск к «Татфондбанку» по тому же кредитному договору, что и «Нэфис Косметикс». По данным «Татар-информ» , речь идет о строительстве завода по производству синтетических моющих средств. Оно было приостановлено в связи крахом «Татфондбанка». Арбитраж рассмотрел иск ООО «Завод по производству СМС» к «Татфондбанку» о переносе срока возврата кредита в размере 8 млрд 955 млн рублей на 7 года. Интересно, что 9 июня, в день публикации сообщения АСВ о претензиях к ГК «Нэфис», арбитраж иск частично удовлетворил. Однако пока решение суда не опубликовано.

    Агентство по страхованию вкладов, выполняющее функции конкурсного управляющего «Татфондбанка», продолжает искать средства, выведенные из ТФБ накануне краха банка. На этот раз АСВ взялось за ГК «Нэфис». Агентство потребовало признать недействительными сразу пять операций, совершенных предприятиями ГК «Нэфис» со своими счетами в ТФБ в разгар кризиса, о чем сообщило в своем пресс-релизе.